Письма из ниоткуда

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Письма из ниоткуда » Рассказы неизвестного человека » в потолке открылся люк - не пугайся, это глюк!


в потолке открылся люк - не пугайся, это глюк!

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Действующие лица: Казума Мацуо & Ричард Льюис
Время действия: через две недели после этих событий.

Ночь. Квартира Ричарда...

Отредактировано Richard Lewis (2013-01-31 23:14:23)

0

2

Ричард лег на бок, раскрывшись до пояса. Этой ночью сон опять к нему не шел. Получалось задремать ненадолго, а потом сознание будто что-то выталкивало в суровую реальность. Открыв глаза, он поводил пальцем по подушке, чувствуя досаду.
Бессонница приносила не только усталость, но и разные мысли.
Про работу. Близилось время очередной грандиозной фотосессии под кодовым названием "Рождество", которая немало беспокоила Ричарда. В ней требовалось не только его участие, но и других моделей. Каждому полагался костюм, довольно-таки откровенный. Ричарду предстояло быть Каем. Он должен был находиться  в компании пары ледяных големов, на роль которых взяли моделей с хорошо развитой мускулатурой, также планировалось сделать несколько кадров со Снежной Королевой.
Про Чарльза. Выяснилось, что коллега в него влюблен уже год как, потому и напивался при каждом удобном случае, по-крайней мере, так он объяснил все Льюису на днях.
-Почему ты не попытался хотя бы предложить мне встречаться? - удивился на это молодой человек, с сомнением покосившись на Чарльза.
-Я намекал тебе. Все время ведь намекал, - искренне изумился тот в ответ, - И в итоге решил, что у меня нет шансов.
Разговор закончился на том, что запутавшийся Ричард махнул рукой и пожелал коллеге меньше пить, а также не оправдывать свой алкоголизм светлыми чувствами к кому бы то ни было.
Про соседа. О, к Казу оказалось так просто привыкнуть, что иногда становилось страшно. То ощущение уюта, что Ричард испытал в день знакомства с парнем, так его и не покидало, даже тогда, когда он находился на работе. Вот об этом уж точно не стоило думать.
Закрыв глаза, молодой человек тяжело вздохнул, пытаясь представить что-нибудь интересное. Впору было начать вспоминать сказки, чтобы уснуть.

0

3

Всю последнюю неделю Казуме снились кошмары. Сюжет их был примерно одинаков, с теми лишь вариациями, что иногда "любоваться" приходилось не перепачканым в чужой крови Тоору, но и своими собственными руками, сжимавшими нож с окровавленным лезвием, стоя при этом на коленях рядом с трупом.
"Видишь, как это просто?" - голос Тоору звучал в голове и брат радостно смеялся, глядя на попытки Казумы закрыть уши ладонями и не слышать. Наивный дурак.
"Нам нужно от него избавиться."
- От кого? - парень удивленно посмотрел на тульпу снизу вверх. Тот  вместо ответа ногой подтолкнул тело, лежавшее в луже крови, переворачивая лицом вверх. Казума опустил взгляд и отпрянул, выроненый нож с неприятным скрипом чиркнул лезвием по бетонному полу. - Нет.
"Нам нужно от него избавиться", - настойчиво повторил брат. - "Ты должен это сделать."
- Нет, я не могу... Нет! - вскрикнул Казу и проснулся.
Реальность встретила темнотой, с неясно проглядывавшими очертаниями предметов. Казума повернулся на спину и потер глаза тыльной стороной ладони.
"Ты должен это сделать", - сказала темнота голосом Тоору. Парень крепко зажмурился: как он мог хотя бы пальцем тронуть человека, который к нему так добр? Он и мысли не допускал о том, чтобы причинить вред Ричарду, а брат требовал его убить. За что, черт возьми?
Тоору присел рядом с ним на диван, ласково провел рукой по волосам и сказал, будто уговаривал несмышленого малыша принять невкусное, но полезное лекарство:
"Из-за него ты отдаляешься от меня. Просто уйти будет мало, вы все равно будете встречаться. Поэтому нужно, чтобы он исчез навсегда."
Казума резко оттолкнул его руку и вскочил с дивана, вылетел в коридор. В ванной, включив свет и открыв кран с холодной водой, посмотрел на свое отражение в зеркале и в ужасе отшатнулся. Руки были по локоть в крови, темные пятна покрывали грудь и живот, словно парень вытирал руки прямо о себя. И голос, чертов голос гудел, стучал в висках, эхом отскакивал от покрытых кафелем стен, заглушал все остальное, даже собственный крик Мацуо, яростно молотившего кулаком по зеркалу. Раз, другой, третий...
- Я не стану этого делать, Тоору! - осколки со звоном сыпались на пол, Казума замер, удивленно глядя на те, что торчали из порезаной руки. Они были реальны, как и боль, ими причиняемая. Как и холодный пол. Как и внезапная слабость во всем теле, заставившая сесть, прислонившись голой спиной к прохладной гладкой стене и завороженно смотреть на свои трясущиеся руки, повторяя как заведенный: - Не заставляй меня, Тоору. Я не могу это сделать, не могу...

Отредактировано Kazuma Matsuo (2013-02-01 19:23:30)

0

4

Стоило только Ричарду задремать, как он проснулся от крика, донесшегося из соседней комнаты. Перевернувшись на спину и открыв глаза, молодой человек прислушался, пытаясь понять, все ли в порядке. Похоже, Казу приснился кошмар, но раз больше никаких звуков не доносилось, наверное, волноваться не стоило. И надо же, едва только Ричи так подумал, раздался шум, по которому было понятно, что сосед вскочил с кровати и выбежал в коридор.
Волнение не позволило продолжить спокойно лежать, пришлось сесть и вновь напряженно прислушаться. Доносился приглушенный шум воды, видимо, дверь в ванную осталась открытой. Ричи медлил до последнего, не вскочил, пока не услышал то, чего уж никак не ожидал. Звон разбитого стекла, очередной крик, обращение к какому-то Тоору.
Картина, представшая Льюису в ванной, была страшной. Парень сидел на полу, прислонившись к стене, дрожал, смотрел на свои трясущиеся руки, одна из которых, как Ричард успел заметить, была в крови, все повторял одни и те же слова. Одного взгляда на зеркало хватило, чтобы понять, что пострадало именно оно.
Опустившись рядом с соседом на пол, Ричи обнял его, привлекая к себе. Было и страшно, и странно, но ситуация требовала действий. Иные придумать было сложно. Погладив парня по голове, он сказал уверенным голосом:
-Все хорошо, Казу. Я тут. Все нормально, слышишь? Посмотри на меня, - приподняв пальцами его подбородок, Ричард заглянул в темные глаза, - Все в порядке. Вставай.
Обхватив парня за узкие плечи, он снял с вешалки одно из небольших полотенец, чтобы принести его с собой в гостиную. Там он усадил Казу на диван, накинул ему на плечи одеяло и, сев рядом, начал осторожно вынимать из его руки осколки, то и дело прося потерпеть. Наверное, это выглядело глупо, ведь тот был взрослым мальчиком, но Ричарду казалось, что диалог вести необходимо.
-Вот и все, - сказал он, закончив, - Посиди тут, я сейчас вернусь с аптечкой. Просто сиди и ничего не делай, - обернув руку парня полотенцем, он ушел на кухню, где выкинул осколки в ведро, а также помыл руки.
Обработка раны заняла совсем мало времени, смазав затем область вокруг нее заживляющим раствором, Ричард забинтовал руку Мацуо. Пока Льюис играл в санитара, то почти уже успокоился и готов был задать вопросы и выслушать ответы, так что, закрепив бинт, он забрался на кровать, позволил себе вновь такую вольность, как объятия, надеясь, что так сосед быстрее придет в себя, и поинтересовался:
-Тебе лучше? Кто такой Тоору? Расскажешь мне все?

Отредактировано Richard Lewis (2013-02-02 00:49:54)

0

5

Стоило только Ричарду его коснуться, как парень замолчал, будто звук отключили - только губы шевелились. Ни слова не проронил он и когда в гостиной блондин вынимал из его руки осколки, только болезненно морщился и шипел сквозь зубы. Потом говорить было просто незачем и Казума просто сидел, глядя на то как ткань полотенца пропитывается кровью. Тоору сел рядом, тоже посмотрел, досадливо поцокал языком.
"Ай, братишка, что ж ты так? Теперь ведь и не поиграешь нормально - пока это все заживет..."
Вернулся Ричард, быстро обработал порезы, забинтовал руку, а потом вдруг сел рядом, снова обняв и поинтересовался, кто такой Тоору. Тот встал и принялся раскланиваться перед самым носом блондина. Затравленно посмотрев на него, Казума выпутался из объятий Ричарда, потому как чувствовал сейчас нечто среднее между стыдом и отвращением к себе, подтянул колени к животу.
- Он, - хрипло сказал парень и откашлялся, - мой брат. Он погиб, когда нам было по тринадцать. А потом он появился снова - я его придумал. Знаешь, есть такая практика, когда изменяешь сознание, придумываешь себе собеседника, что-то вроде невидимого друга, наверное. Он часть твоего сознания, осознанная галлюцинация. Мама сочла меня сумасшедшим. И люди в клинике тоже. Там очень страшно... но лучше уж снова туда, чем причинить тебе вред.
Собравшись, наконец, с духом, он посмотрел на Ричарда и, нервно сглотнув, продолжил:
- Тоору считает, что я отдаляюсь от него и ему это не нравится. Он хочет, чтобы я убил тебя, - вдруг он резко подскочил, достал из шкафа рюкзак и стал ходить по комнате, торопливо сбрасывая в него свои вещи. - Будет лучше, если я уйду прямо сейчас - так ты будешь в безопасности.

0

6

Полученную информацию сложно было переварить. Ричард и представить себе не мог, что с его соседом творится такое, вот и сидел сейчас, с открытым ртом глядя на то, как парень поспешно складывает вещи в свой рюкзак.
Выходит, Казума придумал себе Тоору, и тот всегда находился рядом с ним. Мертвый брат, жаждущий крови. Что за бред? Ричард провел ладонью по лицу и тряхнул головой. Он решительно не мог вообразить, что такое возможно в жизни, слишком уж похоже было на сценарий какого-нибудь триллера. И оказывается, Мацуо даже лечился в клинике из-за этого. Может, он и правда сумасшедший? Только выходит, стал он им по собственному желанию, так?
-Стой-стой-стой, - очнулся Ричард от размышлений, когда парень уже сложил все вещи и начал одеваться, - Стой, я сказал, - он поднялся с дивана, подошел к Казу и крепко сжал его запястья.
-Если ты его придумал, то ты можешь и прогнать, или я чего-то не понимаю? Ты его хозяин. Уйдешь сейчас, я-то, может, и буду в безопасности, а вот ты сам? 
Отпустив соседа, он продолжил говорить все тем же спокойным голосом, хотя давалось ему это с трудом:
-Значит, так. Я дам тебе снотворное и ты ляжешь спать. И спокойно проспишь до утра, а там решим, что и как лучше сделать, - он поймал взгляд Казу и добавил, - Сейчас я тебя никуда не пущу.
Может быть, Ричард действовал и неверно. Отпустил бы этого паренька на все четыре стороны, пусть бы поступал, как знает. Разбирался бы сам со своей психикой. Только вот невозможно было так поступить. И о причинах, какими бы они ни были, задумываться не хотелось. Хотелось тоже принять снотворное и отрубиться поскорее.

0

7

Этот парень совершенно растерял чувство самосохранения, раз пытался сейчас удержать Казуму, уговаривал его остаться. Говорил, что Мацуо может прогнать своего тульпу, на что последний, рассмеявшись, покрутил пальцем у виска.
- Какая разница, что будет со мной? - спросил Казу, удивленно глядя на соседа. Но вместо ответа услышал четкую инструкцию, как они будут действовать дальше. Спорить на самом деле не было ни сил, ни желания, поэтому парень опустил голову и чуть слышно сказал: - Хорошо, пусть будет снотворное.
Быть может и правда, если он будет под действием лекарства, сегодняшней ночью все обойдется. После принятия таблетки Казума лег, накрывшись одеялом. Отчего-то очень хотелось попросить Ричарда остаться хоть ненадолго, но это было бы проявлением слабости, поэтому Казу смолчал. Отвернувшись к стене, он удобнее устроил раненую руку на подушке. Действительно, теперь не поиграешь - попробуй-ка зажать хоть один аккорд. Надо было сразу головой о раковину биться, зачем размениваться на мелочи?

0

8

Выключив свет в комнате, Ричард устало опустился в кресло, все еще держа в руках банку с таблетками. Казу перечить не стал, так что сейчас лежал, повернувшись лицом к стене. Инструкция обещала наступление сна через пятнадцать-двадцать минут после приема, так что молодой человек решил побыть это время рядом с соседом, чтобы убедиться, что все в порядке.
Когда Мацуо перестал шевелиться и дыхание его стало спокойным и ровным, Ричард осторожно вышел из гостиной, посетил туалет и ванную, собрал осколки и снял зеркало, чтобы никто больше не поранился, а после вернулся в свою спальню, где крепко задумался над тем, стоит ли ему самому пить снотворное. Не уйдет ли Казу, если проснется раньше?
-Вот и ты уже тоже бредишь, - с этими словами, сказанными шепотом, и была проглочена таблетка. Забравшись под одеяло, Льюис лег на живот, обнял подушку и закрыл глаза, твердо намереваясь заснуть и выспаться.
Проснулся он, к слову, раньше соседа. Сходил в душ, умылся, начал готовить завтрак, все как и всегда. Думать о ночных событиях желания не было, поэтому молодой человек старался сосредоточиться на своих действиях, не обращать внимание на легкий страх, появившийся при воспоминании о рассказе Казумы.

0

9

"В эфире снова ваши ночные кошмары!" - торжественно провозгласил Тоору и с разбегу вскочил на диван, запрыгал, размахивая руками. - "Просыпайся, братишка! Слышишь, наш общий друг уже на ногах?" - он на секунду остановился и, когда Казума открыл глаза и посмотрел на него, принялся прыгать снова. - "Чувак, у меня идея: пока он там на кухне, давай быстро и тихо свалим? Так и быть, если уж тебе настолько его жаль, что ты готов себя покалечить, никто никого убивать не будет..."
- Я никуда не пойду, если только он сам меня не прогонит, - тихо сказал Казума, но в голосе его было столько решимости, что тульпа резко переменился в лице, спрыгнул на пол и молча вышел в коридор. Мацуо тоже встал, переоделся в джинсы и фиолетовую футболку. Маршрут был привычным: туалет, ванная, умыться, почистить зубы, побриться, изредка бросая взгляды на стену, туда где еще вчера висело зеркало. Парень вытерся полотенцем и посмотрел стоявшие в стакане две зубные щетки, одинаковые, только у Казу желтая - и улыбнулся. Может и правда сегодня они все спокойно обдумают и найдут выход из сложившейся ситуации? А то очень уж хотелось и дальше видеть по утрам две щетки в одном стакане.
- Привет, - сказал он Ричарду, войдя в кухню. Утро, конечно же, не могло быть добрым, поэтому нечего было озвучивать пустые пожелания. Сев на свое место, парень положил перед собой три фотографии. - Хочу тебе показать.
Первой он продемонстрировал Льюису старое выцветшее фото, на нем молодой, крепко сбитый японец обнимал худенькую блондинку за плечи. рядом с ними стояли два одинаковых малыша трех лет, смотрели они оба не в камеру, как родители, а куда-то влево от себя.
- Мама и папа. Это Тоору, - Мацуо постучал ногтем по снимку, указывая на одного из детей.
На следующем снимке, более новом - близнецам здесь было восемь - они с Тоору ели мороженое одной ложкой. Изображение в кадре размещалось диагонали.
- Отец снимал. Он тогда выпивал часто, вот и в тот раз заложил за воротник. Это наш день рождения. Восьмой.
Последнее фото было сделано незадолго до гибели Тоору кем-то из знакомых. На переднем плане стоял брат, хмуро смотрел в объектив, склонив голову на бок. Из-за его плеча выглядывал Казума, причем ракурс был таким, что мальчики казались одним человеком с двумя головами.
- Двухголовый монстр. Мы с ним всегда были как одно целое, ближе у меня никого нет и не будет, - Казу серьезно посмотрел на Ричарда. - Я не могу его прогнать, прости.

Отредактировано Kazuma Matsuo (2013-02-02 21:03:21)

0

10

Пожалуй, одной из черт соседа, сильно привлекающих Ричарда, была непредсказуемость. Молодой человек привык судить всех по себе, вот и предполагал, что Казу вряд ли пожелает говорить о своем брате сразу же, и уж конечно не начнет разговор первым. Ошибся. Он не только начал, а даже принес фотографии, чтобы показать.
Это было... Странно. Прикоснуться к чужой тайне, такой серьезной и личной. Ричард стоял рядом с сидящим парнем, склонившись над столом, смотрел на снимки и чувствовал огромную благодарность, которую даже не стал пытаться высказать, все равно бы не получилось.
Первый снимок вызвал исключительно положительные эмоции, Льюис даже улыбнулся, настолько забавными выглядели малыши на фотографии. Странно было видеть Казу таким маленьким. Конечно, Ричард посмотрел и на Тоору, но больше все-таки времени уделил разглядыванию его брата.
Вторая фотография тоже порадовала, неприятно было только услышать о выпивающем отце. Зачем пить, когда у тебя такие чудесные дети и жена? Непонятно.
От третьего фото стало не очень приятно. Братья правда выглядели, как одно целое, создавался такой эффект. И молодому человеку это не нравилось, как и не нравилась мысль, что высказал Казу после того, как продемонстрировал этот самый третий снимок.
Ричард не мог понять. Не хотел. Как можно так любить какого-то мертвого типа, пусть он даже был братом? Он ведь умер, его нет! Как можно позволять ему влиять на собственное сознание?
Сложно бороться с противником, когда он невидим. Когда он словно какая-то болезнь. Его нельзя ударить, встряхнуть хорошенько, вызвать на откровенный разговор кулаками по лицу. А Ричард не отказался бы его ударить. "Черт, я начинаю относиться к нему, как к реально существующему. Потрясающе", - он и сам не заметил, как начал ходить в волнении по кухне из стороны в сторону. Остановившись, сел на стул напротив Казу и закрыл лицо руками. "Что там обычно говорят в фильмах в таких ситуациях: "Я попытаюсь помочь тебе справиться с этим, а если не получится, то сойду с ума вместе с тобой?" Ну, а что... Будем жить втроем, будет весело", - молодому человеку чудом удалось не засмеяться от таких веселых мыслей. Вместо этого он положил руки на стол и спросил у парня:
-Ты можешь на него влиять? Изменить положение вещей, чтобы он не мог оказывать на тебя столь негативное воздействие? Чтобы ваше сосуществование стало более мирным. И могу ли я как-нибудь ему понравиться? Может, надо что-то сделать? - его голос звучал не так спокойно, как обычно, но надо было быть, наверное, железным человеком, чтобы в такой ситуации сохранить абсолютный самоконтроль.
-Я думаю, ты должен поверить, что можешь.

0

11

- Ты можешь на него влиять? - спросил Ричард, сев за стол напротив Казумы. Тоору подошел ближе, встал у него за спиной и вопросительно посмотрел на брата. Казу посмотрел сначала на него, потом на Ричарда и пожал плечами.
- И могу ли я как-нибудь ему понравиться?
"Мертвым он мне понравится", - уверенно заявил тульпа, вытянув длинную прядь челки и глядя на Казуму сквозь нее. Парень на секунду закрыл глаза, опустив голову, потом посмотрел на руки Ричарда, которые тот все еще держал на столе. Протянул руку и медленно провел по костяшке указательного пальца. Хотя на самом деле хотелось обнять, успокоить, убедить, что все будет в порядке. Убедить самого себя прежде всего.
- Я не знаю, что делать, - спокойно сказал он, подняв взгляд на соседа. - Но обязательно что-нибудь придумаю. Может, мне удастся убедить Тоору, что не обязательно прибегать к столь радикальным действиям, как убийство? - вопрос он задал, глядя уже на брата. Тот ответил ему хмурым взглядом, каким тогда в детстве смотрел на чужаков. К ним относились все: родители, одноклассники, соседи, терапевт в поликлинике, классный руководитель, продавец в супермаркете... Перечислять можно долго и нудно, а теперь еще к этой разномастной толпе прибавился и тот, от кого Тоору этого совсем не ожидал - его младший брат.
- Это не так, Тоору, - вслух сказал Мацуо, не заботясь тем, как отреагирует Ричард. - От того, что ты так думаешь, это не становится правдой.
После этих слов брат развернулся и вышел в коридор. Казума тяжело вздохнул и откинулся на спинку стула, запрокинув голову.
- Если хочешь, я сейчас же уйду, - сказал он, разглядывая потолок.

0

12

Услышав вопросы, Казума сначала посмотрел на что-то, находящееся выше головы собеседника. На кого-то. После же опустил голову, глядя на руки Ричарда, коснулся его указательного пальца, будто боялся сделать большее. Молодой человек же ощущал только одно желание: обернуться, убедиться, что за его спиной никого нет, потому что от того взгляда вдоль позвоночника ползли неприятные мурашки, но Казу поднял на него глаза, так что взгляд было уже не отвести, признался, что не знает, что делать, но обязательно придумает. Такой настрой не мог не обрадовать. Задав же затем вопрос, музыкант снова посмотрел на того, кто стоял позади Ричарда, а потом и вовсе обратился к нему.
Дрожь было скрыть сложно. И на этот раз Льюис все же обернулся, чувствуя, что начинает паниковать. Конечно же, никакого Тоору он не увидел, зато собеседник вздохнул и снова завел старую песню о том, что если Ричард захочет, то он тут же уйдет. "Наверное, стоит купить успокоительное. Определенно", - отвлеченно подумал тот, поднялся со стула и проверил, заварился ли чай, а затем нарочито-медленно занялся сервировкой стола: налил напиток в чашки, открыл новую упаковку кускового сахара, достал из микроволновой печи готовые сандвичи с курицей, уже немного остывшие, откопал в одном из шкафов печенье. После же он снова сел, задумчиво посмотрел на Мацуо, вновь прокручивая в голове все, сказанное им ранее.
-Не хочу, - Ричард собирался было добавить еще, что не пустит, но в последний момент счел это лишним, просто подошел к музыканту, сел перед ним на корточки и добавил, глядя снизу вверх, - Все будет нормально.
Хотелось еще как-то подбодрить парня, выразить свою симпатию к нему, но Льюис не мог определиться со способом, поэтому просто  коснулся здоровой его руки, переплел их пальцы. "Наверное этот Тоору надо мной смеется. Если он, конечно, сейчас тут", - пришла в голову невеселая мысль и Ричард отвел взгляд от красивых ногтей, поднялся, разрывая физический контакт.
-А теперь ешь, а то все остынет, - он постарался, чтобы его голос звучал хоть немного более жизнерадостно, и, сев за стол, сделал глоток чая.

0

13

- Ха, и кто из нас псих, - Мацуо улыбнулся, сложно было не улыбнуться после такой вот трогательной сцены.
Сначала он подумывал после завтрака пойти искать Тоору, чтобы попробовать еще раз с ним поговорить, но после второго сандвича решил, что они оба с братом уже большие, так что тратить время на разговоры просто незачем. А к концу завтрака Тоору и сам снова появился в кухне, подошел сзади, уперся подбородком на его макушку, правой рукой обхватил шею, будто собирался придушить.
"Перемирие", - просто сказал он. - "Но если вдруг я почувствую малейшую угрозу исчезновения - сделаю так, что ты свихнешься окончательно и бесповоротно"
После он отпустил Казуму и, не удостоив ни его, ни блондина даже взглядом, снова ушел. Хмыкнув, Казу провел ладонью по шее, сунул печенье в рот. Конечно, он всегда догадывался. Тоору просто боится исчезнуть - это произодет, если музыкант перестанет обращать на него внимание. Игнорирование убивает тульпу.
Никакой тебе братской любви.
- Перемирие, - сказал Мацуо, прожевав печеньку. - Он предложил, - и улыбнулся. - Брэйн, что мы будем делать сегодня?

0

14

- Ха, и кто из нас псих, - сказал Казу, улыбнувшись, и Ричард подумал, что его в данный момент этот факт даже не расстраивает. Может, все и так, зато его жизнь станет веселее, безумнее и разнообразнее. Уже стала.
Сэндвичи удались на славу. Несмотря на то, что волнение его еще прошло не до конца, Льюис поел нормально. Конечно, до проглота, сидевшего напротив, он не дотянул, но результат показал хороший. А когда чай был допит, все совсем наладилось: Казу сказал, что помирился с Тоору, причем, тот сделал первый шаг. Ричард чуть улыбнулся, надеясь, что его улыбка не вышла кислой. Он не представлял, сколько времени ему понадобится, чтобы привыкнуть, но сделать это надо было. Раз парень считает, что он не болен, значит, никакое лечение не поможет, лучше просто относиться к Мацуо, как к особенному человеку, который не лучше и не хуже остальных людей, просто другой. На заданный вопрос же Ричард ответил так:
-У меня сегодня выходной, - и пожал плечами, - Надо бы купить новое зеркало, если нам не лень будет сегодня выползти из дома, а так... - он хитро улыбнулся, - Ты когда-нибудь учил кого-нибудь играть на гитаре? Я бы с удовольствием брал у тебя уроки, знаешь, еще в юности возникало желание научиться, но все было как-то некогда.
Эта идея возникла у молодого человека еще дней шесть назад, но все не было времени ее озвучить. Всю неделю он возвращался с работы довольно поздно, когда уже хотелось только одного: поужинать и завалиться спать.
-Если, конечно, это возможно, - добавил он, взглянув на пораненную руку соседа.

0

15

- Конечно возможно, - с готовностью ответил Мацуо, встал из-за стола и убал в мойку грязную посуду. В самом деле, почему бы и нет? - Приходи в гостиную.
Сказав это, он сам пошел в комнату, унеся с собой один из стульев. На него он усадил Ричарда, когда тот пришел, дал ему в руки гитару.
С отдельными нотами разобрались быстро, с аккордами получилось немного медленнее, но и то лишь потому, что на более сложных у Ричарда не получалось зажать нормально струны.
- Струна не должна дребезжать, совсем. Зажимай сильнее, - сказал Казума и тяжело вздохнул, вновь услышав противный скрежет в конце звучания аккорда. - Так...
Сидя напротив, сложно было определить, что именно не так, поэтому он подошел к Ричи со спины, обхватил его левую руку, вынуждая придать ей такое положение, в котором было бы лучше играть.
- Расслабь немного запястье, - он почти прижался к спине парня, глядя через его левое плечо. - У тебя рука устает, поэтому не получается... Вот, четвертую струну крепче зажми, теперь играй, - парень чуть улыбнулся, услышав на этот раз чистый звук. Потом он только подсказывал, как сыграть следующий аккорд, а вскоре Льюис и сам играл, быстро запомнив последовательность. Мацуо снова сел на диван.
- Ну все, разучишь пару-тройку каких-нибудь композиций и можешь идти в переход, - со смешком сказал он.

0

16

Казума согласился, не раздумывая, что немного удивило Ричарда, сам унес один из стульев в гостиную. Положив свою чашку в мойку с мыслью: "Похоже, оставлять посуду на потом становится традицией", - молодой человек последовал за ним.
Показывать парень ничего не стал, сразу дал Ричарду гитару в руки. Начать решили с изучения нот, затем перешли к аккордам.
Оказалось, что и в этом деле многое зависит от хорошей памяти. Простые аккорды он запомнил почти сразу же, да и сыграть их у него получалось если не с первого раза, то со второго или третьего точно. А вот со сложными было труднее. Пальцы к тому моменту, как новоиспеченный ученик до них добрался, устали. Когда Ричард зажимал струны, это почти не чувствовалось, зато когда отпускал, в кончиках пальцев начинало покалывать, так, будто они онемели.
Пока Казума сидел напротив Ричарда, рассказывая, как что делать, тому все удавалось. Было комфортно, удобно, спокойно. Но когда молодые люди перешли к сложным аккордам, у Льюиса возникли трудности. Как он не старался зажать струны, звук не получался чистым. И Мацуо вдруг встал со своего места, подошел к своему ученику со спины, почти прижавшись, поправил его руку, объясняя, как надо ее держать. Тот же аж сбился, правда, постарался сразу же сосредоточиться, чтобы не упасть в грязь лицом. И надо отдать Ричарду должное, он даже смог воспринять нормально эту информацию, правда, подумал, что правильнее всего было бы, если бы его учитель находился в таком положении постоянно. Но вскоре Казу снова сел на диван и даже выдал Льюису комплимент, на что от рассмеялся:
-Вот, что значит, талантливый ученик! И учитель, конечно же, - и весело добавил, прищурившись, - Представляю, что бы сказали на работе, если бы узнали, что я начал играть в переходах.
-Спасибо, это было круто. Надо будет купить свою гитару и заниматься каждый день, а то быстро все забуду, - сказал он минутой позже, отложив инструмент. Чувство гордости распирало. Не каждый, наверное, достигает на первом же уроке таких успехов! Сходив в туалет и ванную, Ричард вернулся вновь в гостиную, встал посреди нее, потянулся, сообщив соседу с улыбкой:
-Даже не заметил, как время прошло. Сейчас взглянул на часы и удивился.

0


Вы здесь » Письма из ниоткуда » Рассказы неизвестного человека » в потолке открылся люк - не пугайся, это глюк!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC